Вопросы, которые ставятся перед экспертами при проведении судебно-психиатрической экспертизы

Перечень общих наиболее часто встречаемых вопросов, которые могут быть поставлены перед экспертами для проведения экспертизы в рамках уголовного или гражданского производства

Возможные вопросы для экспертов при назначении однородных или комплексных психолого-психиатрических экспертиз.



– При назначении судебно-психологической экспертизы аффекта у обвиняемого (подсудимого) в момент совершения инкриминируемых ему деяний:

  1. Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта?
  2. Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого ему деяния в психическом (эмоциональном) состоянии (психическая напряженность, стресс, фрустрация, растерянность), которое могло существенно повлиять на его сознание и психическую деятельность в юридически значимой ситуации;
  3. Страдал ли обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния (деяний) психическим расстройством, которое делало обвиняемого неспособным в тот период осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? (ч.1 ст.21 УК РФ).
  4. Страдал ли обвиняемый во время совершения инкриминируемого ему деяния (деяний) психическим расстройством, которое делало обвиняемого неспособным в тот период в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? (ч.1 ст.22 УК РФ).
  5. Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения либо к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию процессуальных прав и обязанностей?
  6. Не страдает ли обвиняемый психическим расстройством, которое делает его неспособным ко времени производства по уголовному делу осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими? Когда началось это психическое расстройство и не заболел ли обвиняемый после совершения им преступления в состоянии вменяемости (ч.1 ст.81 УК РФ)? Не вышел ли обвиняемый из указанного болезненного состояния и если да, то в какое время?
  7. Связано ли психическое расстройство обвиняемого с возможностью причинения им существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц?
  8. Нуждается ли обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то в каких именно (ч.2 ст.21, ч.2 ст.22, ч.1 ст.81, ч.1 и 2 ст.97 и ст.99 УК РФ)?
  9. Если обвиняемый страдает психическим расстройством, при котором сохраняется способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, то не относится ли данное психическое расстройство к категории психических недостатков, препятствующих самостоятельному осуществлению права на защиту?
  10. Каковы индивидуально-психологические особенности обвиняемого? Оказали ли они существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?
  11. Находилась ли обвиняемая во время совершения инкриминируемого ей деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?
  12. Имеется ли у несовершеннолетнего отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством? При наличии у несовершеннолетнего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, можно ли заключить, что во время совершения общественно опасного деяния он не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими?

- Комплексная судебная сексолого-психиатрическая экспертиза:


  1. Имеются ли у обвиняемого признаки каких-либо аномалий сексуальности (в том числе расстройств сексуального влечения), которые оказали влияние на его поведение в (такой-то) ситуации? Если таковые имеются, то в какой степени их влияние на поведение было выражено, носят ли они болезненный, патологический характер и лишали ли они обвиняемого возможности осознавать фактический характер и значение своих действий либо руководить ими во время совершения инкриминируемого ему деяния?
  2. Нуждается ли обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера с учетом возможной патологии сексуальной сферы и связанной с данными расстройствами его общественной опасностью?
  3. Имеются ли у обвиняемого какие-либо болезненные расстройства сексуальной (или психической) сферы, препятствующие совершению им полового акта?

– При назначении судебно-психологической экспертизы психического состояния (стресс, фрустрация и др.) лица, окончившего жизнь самоубийством:

  1. В каком психическом состоянии находился суицидант в период, предшествовавший его смерти?
  2. Находился ли суицидант в период, предшествующий смерти, в психическом состоянии, предполагающем к самоубийству?
  3. Имеется ли у суициданта в период предшествующий смерти, состояние, предрасполагающее к самоубийству, и чем оно могло быть вызвано?
  4. Существует ли причинно-следственная связь между отношениями суициданта с (ФИО) и его психическим состоянием в период, предшествовавший его смерти?
  5. Имеются ли у суициданта возрастные и индивидуальные особенности, способные повлиять на его поведение при указанных обстоятельствах?

– При назначении судебно-психологической экспертизы индивидуально-психологических особенностей личности, черт характера (например,  повышенной внушаемости), способных существенно влиять на юридически значимое поведение:

  1. Имеются ли у подэксперного возрастные и индивидуально-психологические особенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-волевые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?
  2. Имеются ли у подэкспертного индивидуально-психологические особенности (например, характерологические черты, свойства эмоционально-волевой сферы), которые могли существенно повлиять на ее(его) поведение в исследуемой ситуации, и если да, то каким образом они повлияли?
  3. Какие свойства психики личности (вспыльчивость, замкнутость, крайняя осторожность, безрассудность, лживость, жестокость и т.д.) носят ярко выраженный характер и могут оказывать существенное влияние на поведение подэксперного?
  4. Какова общая психологическая характеристика подэксперного (темперамент, характер, склонности, потребности)?
  5. Имеются ли у подэксперного признаки повышенной внушаемости?
  6. Свойственна ли подэксперному повышенная склонность к фантазированию?
  7. Учитывая психическое состояние испытуемого, его индивидуально-психологические особенности, а также обстоятельства дела, мог ли он точно соотносить свои оборонительные действия объективным требованиям ситуации?
  8. Имеются ли у подэксперного индивидуально-психологические особенности, которые могли ограничить способность субъекта правильно воспринимать обстоятельства дела, запоминать их и давать показания?
  9. Учитывая индивидуально-психологических особенностей подэкспертного и содержание исследуемой ситуации, находился ли он в момент совершения инкриминируемого преступления под психологическим давлением? Если да, то мог ли он действенно противостоять оказываемому на него психологическому давлению?

– При назначении судебно-психологической экспертизы способности потерпевшей по делу об изнасиловании понимать характер и значение совершаемых с ней действий или оказывать сопротивление виновному:

  1. Имеются ли у испытуемой индивидуально-психологические особенности, которые могли повлиять на способность оказывать сопротивление?
  2. Учитывая уровень психического развития, индивидуально-психологические особенности потерпевшей и конкретные обстоятельства дела, могла ли испытуемая оказывать сопротивление обвиняемому?
  3. Какие индивидуально-психологические особенности испытуемого (например, не связанное с психическим заболеванием отставание в психическом развитии, характерологические черты, свойства эмоционально-волевой сферы), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации?
  4. Учитывая психическое состояние, индивидуально-психологические особенности потерпевшей и конкретные обстоятельства дела, могла ли испытуемая она точно соотносить свои оборонительные действия объективным требованиям ситуации?
  5. Учитывая уровень психического развития, индивидуально-психологические особенности, а также конкретные условия, в которых происходило восприятие криминальной ситуации, мог ли потерпевший понимать характер и значение совершаемых с ним действий?
  6. Может ли подэкспертный давать правильные показания?
  7. Какие психологические факторы свидетельствуют в пользу достоверности показаний подэкспертной, а какие – против?

– При назначении судебно-психологической экспертизы способности несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) с отставанием в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими:

  1. Имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания в психическом развитии, не связанного с психическим заболеванием? Если да, то в чем конкретно они выражаются?
  2. Имеются ли у несовершеннолетнего какие-либо возрастные и индивидуальные особенности, способные повлиять на объективность показаний?
  3. Учитывая состояние психического развития, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер своих действий в момент совершения инкриминируемых ему деяний?
  4. Мог ли несовершеннолетний в силу своего психического развития руководить своими действиями?
  5. Имеются ли у несовершеннолетнего признаки повышенной внушаемости?
  6. Свойственна ли несовершеннолетнему повышенная склонность к фантазированию?
  7. В каком эмоциональном состоянии находился несовершеннолетний в момент совершения преступления?
  8. Учитывая психическое состояние несовершеннолетнего в момент совершения общественно опасных деяний, мог ли он запоминать важные для дела обстоятельства и давать о них правильные показания?

– При назначении судебно-психологической экспертизы по делам о сделках, совершенных с пороками воли:

  1. Учитывая индивидуально-психологические особенности, эмоциональное состояние подэкспертного и конкретные условия, в которых происходило событие, мог ли он понимать характер и значение своих действий и руководить ими?
  2. Учитывая особенности познавательной сферы, состояние в момент совершения сделки, внешние условия, в которых происходило принятие решения, а также индивидуальную значимость последствий сделки, имелось ли у подэкспертного адекватное представление о существе сделки?
  3. Находился ли подэкспертный в момент заключения сделки или подписания др. документа в таком состоянии, когда он не был способен осознавать фактическое содержание своих действий и руководить ими?
  4. Находилось ли данное лицо в момент совершения сделки в состоянии, которое может быть отнесено к порокам воли?
  5. Если данное лицо находилось в момент совершения сделки в состоянии порока воли, то чем это состояние могло быть вызвано?
  6. Свойственна ли подэкспертному повышенная внушаемость?
  7. Понимал ли подэкспертный, вступая в договорные отношения займа, подписывая завещание и др., значение своих действий, мог ли руководить при этом своими действиями?

– При назначении судебно-психологической экспертизы по фактам бракоразводных дел для определения постоянного места проживания ребенка и порядка участия родителей в воспитании; по фактам назначения опекунства над малолетними детьми, оставшимися без родителей:

  1. Каковы специфические особенности взаимоотношений ребенка с матерью, отцом или другими родственниками, ответчиками по настоящему делу?
  2. Какова наибольшая совместимость и предрасположенность ребенка с семьей матери или с семьей отца?
  3. Какова степень положительного влияния на воспитание ребенка матери и отца?
  4. Имеется ли отрицательное влияние на ребенка со стороны ответчиков по настоящему делу?
  5. В семье кого из родителей хочет проживать несовершеннолетний ребенок?
  6. Может ли повлиять на психику ребенка перемена его места жительства?
  7. Как ребенок относится к обоим своим родителям, кому из них отдает предпочтение?
  8. С кем из родителей, исходя из интересов ребенка, ему наиболее предпочтительно проживать?
  9. Учитывая индивидуально-психологические особенности детей, сложившуюся семейную ситуацию, установить: с кем из родителей с психологической точки зрения предпочтительнее проживать несовершеннолетним детям – с матерью или с отцом?
  10. Насколько сильна эмоциональная связь между детьми, и как может повлиять на их взаимоотношения и личностное развитие их раздельное проживание (девочки – с матерью, а мальчика – с отцом)?
  11. Является ли позитивным восприятие ребенком семьи, в которой он проживает в настоящее время?
  12. Каковы индивидуальные личностные особенности матери - ФИО
  13. Каковы индивидуальные личностные особенности отца - ФИО  
  14. Каковы индивидуальные личностные особенности несовершеннолетнего ребенка - ФИО
  15. Страдает ли кто-то из родителей психическим расстройством? Если да, то, каким? 
  16. Страдает ли ребенок психическим расстройством? Если да, то, каким? 
  17. Каково отношение несовершеннолетнего к отцу, к матери? 
  18. Имеет ли место негативное воздействие на ребенка со стороны отца или матери? Если да, то какое? 
  19. Имеются ли индивидуально-психологические особенности, ограничивающие способность матери, отца к осуществлению родительских прав и обязанностей в отношении несовершеннолетнего ребенка, если да, то какие. 
  20. Каковы возможные последствия для дальнейшего психо-эмоционального развития детей при оставлении их с отцом, с матерью? 
  21. Дать экспертную оценку мнения ребенка о ситуации, связанной с общением с отцом с учетом особенностей и уровня его возрастного психического развития.
  22. Дать прогностическую клинико-психологическую оценку развития ребенка с учетом индивидуально- психологических черт каждого родителя, особенностей их стиля воспитания.

– При назначении судебно-психологической экспертизы морального вреда:

  1. Имеются, а если имеются, то какие индивидуально-психологические особенности личности подэксперного, которые могли оказать существенное влияние на глубину и интенсивность негативных субъективных переживаний (страданий) им действий и высказываний ответчика?
  2. В какой мере отразились действия и высказывания ответчика на основных показаниях психического состояния и деятельности подэкспертного?
  3. Затронута ли иерархия основных жизненных ценностей и отношений истца, нанесен ли ей ущерб?
  4. Имеются ли признаки иных неблагоприятных изменений в личности истца, а если имеются, то в чем они заключаются?
  5. Если таковые изменения обнаружены, состоят ли они в причинной связи с действиями ответчика?
  6. Были ли вызваны нравственными страданиями в связи с обстоятельствами дела нарушения психического здоровья истцов?
  7. Существует ли причинно-следственная связь между нарушениями психического здоровья и данными обстоятельствами?

– При назначении судебно-психологической экспертизы свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания:

  1. Учитывая уровень развития познавательной сферы потерпевшей (ФИО), а также конкретные условия, в которых происходило восприятие криминальной ситуации, могла ли потерпевшая правильно воспринимать обстоятельства исследуемой ситуации, сохранять их в памяти и давать о них адекватные показания?
  2. Учитывая психическое состояние подэкспертного в момент восприятия, мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства (указать какие)?
  3. Имеются ли у подэкспертного признаки повышенной внушаемости?
  4. Свойственна ли подэкспертному повышенная склонность к фантазированию?
  5. Имеются ли у испытуемого признаки эйдетической памяти?
  6. Учитывая уровень развития речи (психических процессов) подэкспертного, может ли он давать правильные показания?
  7. Каковы основные индивидуальные особенности познавательной деятельности подэкспертного?

– При назначении судебно-психологической экспертизы преступной группировки:

  1. Учитывая индивидуально-психологические особенности перечисленных лиц (указать конкретно), а также обстоятельства совершенного ими деяния, кто из них мог быть лидером преступной группировки?

– При назначении судебно-психологических исследований фонограмм и видеозаписей:

  1. Имеются ли на аудио (видео) записи признаки психического воздействия на испытуемого со стороны допрашивающего либо третьих лиц?
  2. Имеются ли в показаниях подэкспертного, данных им в ходе допроса с применением видеозаписи от 14 мая 2014 года, признаки психологического воздействия, внушаемости, психологического давления, заученности, фантазирования, которые могли бы свидетельствовать о недобровольности либо несамостоятельности дачи показаний?
  3. Содержится ли в представленных на экспертизу информационных носителях (указать точно каких) информация, оказывающая негативное психологическое воздействие на несовершеннолетних?
  4. Каково психическое (эмоциональное) состояние испытуемого во время производства видеозаписи при осмотре места происшествия с его участием и при производстве видеозаписи во время беседы испытуемого с сотрудниками полиции?

– При назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы:

  1. Учитывая состояние психического здоровья испытуемого и особенности исследуемой ситуации, в какой мере мог он руководить своими действиями?
  2. Учитывая состояние психического здоровья испытуемого и конкретные обстоятельства дела, мог ли он полностью осознавать значение своих действий?
  3. Выявляет ли испытуемый признаки пограничных проявлений нормы и психопатологии, и если да, то в чем конкретно они выражаются?
  4. Выявляет ли подэкспертный такую степень влияния характерологических особенностей, которая могла бы оказать существенное влияние на реализацию противоправного поведения?
  5. Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемых ему действий в состоянии аффекта?


- Вопросы к психологу при различных видах экспертиз:

  1. Учитывая индивидуальные и возрастные особенности обследуемого и конкретные условия, в которых происходило событие, мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства (указать какие именно)? 
  2. Учитывая психическое состояние обследуемого в момент конкретного события, мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства (указать какие именно)? 
  3. Обладает ли испытуемый абсолютной чувствительностью зрительного, слухового (или иного) анализатора, достаточной для восприятия раздражителя (указать какого)? 
  4. Имеются ли у испытуемого признаки повышенной внушаемости? 
  5. Имеются ли у испытуемого признаки повышенной склонности к фантазированию? 
  6. Имеются ли у испытуемого признаки эйдетической памяти? 
  7. Находился ли обследуемый в момент совершения преступления в состоянии физиологического аффекта? 
  8. Находился ли обследуемый в момент совершения преступления в эмоциональном состоянии (стресс, фрустрация, растерянность), которое могло существенно повлиять на его сознание и деятельность?
  9. Находился ли обследуемый в момент инкриминируемых ему деяний в психическом состоянии, которое могло оказать существенное влияние на качество выполнения профессиональных функций? 
  10. Мог ли обследуемый, учитывая его индивидуально-психологические особенности, правильно оценить ситуацию (или ее отдельные компоненты), принять правильное решение и реализовать его? 
  11. Соответствует ли психологический уровень сформированности у обследуемого профессиональных навыков требованиям конкретной ситуации? 
  12. Имеются ли у обвиняемого индивидуально-психологические особенности (интеллектуальные, характерологические, эмоционально-волевые, мотивационные и др.), которые могли существенно повлиять на его поведение в исследуемой ситуации? 

Дополнительные вопросы к психологу по ст. 177 ГК РФ:
  1. В каком психическом состоянии находился подъэкспертный во время совершения сделки?
  2. Каковы индивидуально-психологические особенности подэкспертного?
  3. Мог ли он понимать значение своих действий или руководить ими во время совершения сделки?

Дополнительные вопросы к психологу по ст.178 ГК РФ:
  1. Имеются ли у подэкспертного индвидуально-психологические особенности  (в том числе и обусловленные психическим расстройством), сенсорные дефекты, которые могли оказать существенное влияние на смысловое восприятие и оценку существа сделки?
  2. Находился ли подэкспертный в таком психическом (эмоциональном) состоянии, которое могло оказать существенное влияние на смысловое восприятие и оценку существа сделки?
  3. Могло ли у подэкспертного сформироваться ошибочное мнение относительно содержания и сути данного документа, в том числе по последствиям сделки с учетом его интеллектуального уровня и индивидуально-психологических особенностей.